Домой Мир Судан ждет российские компании и вакцины

Судан ждет российские компании и вакцины

33
0

Судан ждет российские компании и вакцины

Судан в последнее время привлекает интересы самых разных стран. А политическая активность, возникшая сейчас вокруг этой африканской страны, еще недавно находившейся под санкциями, позволяет думать, что “ворота в Африку”, как называли Судан англичане, в ближайшее время станет играть очень важную роль на Черном континенте.

Судан ждет российские компании и вакцины

Недавно Хартум посетил министр по делам разведки в правительстве Израиля Эли Коэн. Это первый официальный визит представителя израильских властей в Судан. Напомним, договор о нормализации отношений между двумя странами был подписан в октябре 2020 года, вскоре после того, как США объявили о снятии антитеррористических санкций с Хартума. Как сообщило турецкое новостное агентство Anadolu, во время визита Коэна стороны договорились о взаимном открытии посольств и подписали договор о сотрудничестве в борьбе с терроризмом.

Также в Судан зачастили высокопоставленные представители Белого дома, разыгрывая геополитическую карту Судана в проводимой политике в регионе и закулисных играх. Экспортно-Импортный Банк США (EXIM Bank) принял решение о выделении Судану более одного миллиарда долларов на инфраструктурные проекты и подписал соответствующий меморандум с министром финансов и экономического планирования Судана. Президент EXIM Банка Кимберли Рид заявила, что приветствует происходящие в Судане изменения и выразила намерение развивать экономические отношения двух стран.

26 января Хартум посетил Эндрю Янг – заместитель командующего Африканского командования ВС США (AFRICOM) по военно-гражданским связям.

Что касается России, у которой с Суданом были тесные связи в советские времена, то в ноябре 2020 года президент России Владимир Путин поручил Минобороны РФ создать на основе соглашения с суданскими властями пункт материально-технического обеспечения ВМФ России вблизи Порт-Судана – стратегически важного пункта на берегу Красного моря.

Судан представляет интерес и в качестве страны, которая после снятия санкций теперь может стать опорным пунктом для экономического проникновения в Африку южнее Сахары. Эксперты полагают, что этот регион станет самым быстроразвивающимся в нынешнем веке, и поэтому сейчас Евросоюз, США и Китай уделяют Африке все больше внимания.

В этом плане показателен интерес европейских стран к Судану. Так, 21 января Великобритания подписала со своей бывшей колонией меморандум о взаимопонимании, обязавшись предоставить Хартуму 40 миллионов фунтов экономической помощи для поддержки 1,6 миллиона бедных семей, а также пообещала заем 400 миллионов долларов для погашения долгов Судана перед Африканским банком развития. Еще 125 миллионов фунтов Лондон предоставил Судану для борьбы с кризисом, вызванным политическими и экономическими проблемами, а также катастрофическим наводнением в августе-сентябре 2020 года, унесшим жизни более сотни человек.

Что касается борьбы с пандемией COVID-19, то в сентябре 2020 года Евросоюз и Всемирный банк одобрили выделение Судану помощи для борьбы с коронавирусом на 160 миллионов евро. Как стало известно "РГ", в настоящее время Москва рассматривает просьбу Хартума предоставить вакцину против коронавируса "Спутник V".

Новые власти Судана после снятия санкций намерены развивать отношения с различными странами, в том числе и с Россией, о которой с советских времен там осталось представление как о надежном партнере.

О том, какие проекты с участием российской стороны могут быть реализованы в Судане, "РГ" рассказал официальный представитель Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ в Хартуме Николай Эверстов.

Фото: Константин Волков

– Правительство Судана направило письмо России с просьбой о поставках вакцины "Спутник V" от коронавируса. Принято ли решение по этому вопросу?

– Сейчас прилагаются все усилия, чтобы получить ответ. Думаю, мы могли бы организовать совместное производство и поставить какие-то небольшие готовые партии лекарства. Что касается производства, то у военно-промышленного комплекса Судана 300 работающих предприятий, некоторые из них, в том числе, занимаются и фармацевтикой. Если бы Россия смогла поставить вакцину в Судан, это был бы колоссальный шаг в плане роста нашего имиджа там.

– А какой имидж у России в Судане сейчас?

– У нас там сохранилась репутация, спасибо руководству ТПП РФ, которое отслеживает все происходящее в Африке и МИД РФ, в частности, заместителю министра Михаилу Богданову, репутационный ресурс. И хотя мы многое упустили за последние десятилетия, но сейчас вновь растет интерес к Африке, и в частности, к Судану. Тут надо отметить роль вновь избранного главы Российско-Суданского делового совета ТПП РФ Виктора Чемоданова, который сумел сформировать поддержку российских проектов в Судане в области энергетики, чтобы вернуть нашу страну туда на уровне серьезных инфраструктурных проектов.

У Москвы стала выстраиваться линия военного сотрудничества с Хартумом, в первую очередь речь о базе ВМФ РФ рядом с Порт-Суданом. Это политический и в то же время имиджевый проект, который может стимулировать появление инфраструктуры вокруг, то есть железных дорог, подъездных путей, складов. Кроме того, появление на Красном море базы ВМФ может помочь выстраиванию российскими компаниями серьезного бизнеса в Судане, в первую очередь – железных дорог и сопутствующей им инфраструктуры. Руководство "РЖД" проявляет интерес к проектам в Судане, например – к строительству железнодорожных путей на месторождения полезных ископаемых.

– У Судана, насколько известно, есть проблемы с энергетикой…

– Да, и энергетические проекты – еще одно направление работы. Сейчас идут переговоры с Минэнерго РФ, оно уже направило обращение в адрес российских компаний с предложением принять участие в суданских энергопроектах, в частности – в строительстве ТЭЦ и электроподстанций. Эти проекты привлекательны для бизнеса тем, что, во-первых, они долгосрочные, а главное – понятна отдача, ведь за электричество платят все, тем более в Судане, где с этим очень строго, чуть просрочил оплату – тут же все отключают.

– В древности Судан называли страной золота. Остались ли там достаточные запасы?

– Золотодобывающая отрасль очень перспективна. В прошлом году в Судане только официально добыли 100 тонн золота, причем брали лишь те запасы, которые легко извлечь. Очень большое количество драгметалла осталось не извлеченным из-за недостатка технологий. Чтобы развивать добычу, нужен серьезный комплексный подход, нужны технологии. Ряд местных золотодобывающих компаний очень заинтересован в сотрудничестве с Россией. Плюс к этому, сейчас появились финансовые механизмы для развития сотрудничества, чему раньше мешали наложенные на Судан санкции. Например, могут быть выпущены финансовые бумаги под залог суданских золотых запасов.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Партия Ангелы Меркель обнародовала программу на выборах в бундестаг

– Когда говорят о Судане, в первую очередь вспоминают про нефть. Насколько рентабельна ее добыча?

– В области добычи Китай является там фактически монополистом. Однако у России есть козырь, это нефтесервис. Наши технологии позволяют более бережно относиться к добыче и к запасам нефти. Поэтому российские нефтесервисные компании пользуются в Судане серьезным авторитетом. Одна из таких компаний подняла на 60-70 процентов выход нефти с практически "убитого" месторождения. Однако, надо учитывать, что в Судане не очень большие запасы нефти, большая их часть находится в Южном Судане, отделившемся в 2011 году. Поэтому для российских гигантов в области нефтедобычи суданские месторождения не представляют особого стратегического интереса. По сравнению, например с Ираком.

Ведь чтобы крупной компании зайти туда, необходимо зарезервировать под это сотни миллионов долларов. Значит, надо быть уверенным в наличии подтвержденных запасов. Однако оценить объем и рентабельность добычи довольно сложно. Пока что разведано примерно 20 процентов нефтезапасов. Суданская сторона предлагает нам самим провести изыскания, а потом поделиться с ней результатами. Кроме того, большие трудности при добыче возникают из-за песка и воды на месторождениях. Но при всем при этом интересуются возможностью добычи там, например, норвежцы, канадцы. Хартум активно контактирует с США. Американцы открыли там свою первую нефтяную скважину более 30 лет назад, и сейчас американские нефтяные компании активно продвигают свой бизнес в Судане. Минэнерго РФ разослало письмо крупным российским нефтяным компаниям с рекомендацией обратить внимание на Судан, но решать будет руководство этих компаний.

Многие опасаются военных действий, но надо отметить, что отношения между Хартумом и Южным Суданом, где сосредоточены основные разведанные и эксплуатируемые месторождения, сейчас налаживаются, поскольку рынок сбыта для них один, и четыре нефтепровода с месторождений в Южном Судане идут к хабу на Красном море по территории Судана. Бизнес – самый лучший миротворец.

– Уже несколько лет идут разговоры про перспективность развития сельского хозяйства в Судане…

– Да, это еще одно перспективное направление. Но стране нужны технологии, инвестиции в аграрные проекты. Потребность Судана в зерне – 3 миллиона тонн. 600 тысяч тонн они худо-бедно производят сами, хотя зерно и плохого качества, а все остальное покупают. Но чтобы страна нормально жила, у нее должно быть запасов зерна минимум на полгода. В Хартуме же запасов хватит на две недели. Есть ряд российских компаний, заинтересованных в участии, и у нас имеются проекты, например, по модернизации элеваторов, построенных еще советскими специалистами. Модернизация одного элеватора стоит 1,5 миллиона евро, а приобрести новый турецкий элеватор обойдется в 5-7 миллионов евро. При этом главная проблема суданцев – отсутствие условий хранения зерна, из-за чего порядка 60 процентов урожая гибнет. Они просто закапывают зерно на хранение в землю.

Можно было совместить с одной стороны – поставки российской пшеницы, с другой – исламские финансовые институты, которые могли бы финансировать эти поставки, чтобы создать в Порт-Судане зерновой хаб. Это помогло бы решить вопрос продовольственной безопасности не только для Судана, но и для стран Персидского залива. Под это выпускаются исламские финансовые инструменты, аналог облигаций под названием "сукук". Российская сторона совместно с финансовыми партнерами из стран Залива уже начали развивать этот проект. Главный инициатор проекта "Агрофинмост" – Михаил Орлов, внук последнего египетского короля Фарука, известный бизнесмен в области сельского хозяйства и выращивания селекционных сортов зерновых. Он же – председатель Российско-Египетского Делового Совета ТПП РФ. Проектом также заинтересовался шейх Мухаммад Таки Усмани, который занимает шестую строчку в числе самых влиятельных мусульман мира и входил в разное время в советы по этическому комплаенсу (соответствию бизнеса этическим нормам – "РГ") ведущих банков мусульманских стран. С его участием в прошлом году было проведено совещание в Бахрейне, планировали устроить следующую встречу в Москве, но помешал коронавирус, однако вскоре планируется вернуться к этому вопросу.

– Вы возглавляли Российско-Суданский Деловой Совет более десяти лет, с 2010 по 2020 годы. До того, как были назначены официальным представителем ТПП РФ в Республике Судан. Что было самым сложным на посту представителя российской Торгово-промышленной палаты в Хартуме?

– В Судан меня отправил Евгений Примаков, который был в то время Президентом ТПП РФ. Пришлось налаживать взаимодействие с Суданом через Саудовскую Аравию, через Исламский банк развития, путем контактов с суданской общиной в Джидде, финансовой столице Саудовской Аравии. Я оказался первым представителем России, который был принят Президентом Исламского Банка Развития Ахмедом Али. Помню, как я огорошил его первой фразой: "К вам все приходят за деньгами, а российский бизнес предлагает сотрудничество по суданским проектам". У меня была информация о суданских корнях Ахмед Али. Мы проговорили вместо двадцати минут два часа, потом не раз встречались на международных площадках в странах залива.

За эти десять лет удалось создать эффективную базу рабочих контактов и связей на профессиональном уровне, что очень помогает сейчас российским компаниям, заходящим в Судан. После двух революций в Судане и свержения режима президента аль-Башира, правившего страной 30 лет, Судан возвращается в международное сообщество. С него полностью сняты все санкции. Для российского бизнеса это хороший шанс приступить к реализации своих проектов в Судане, прийти со своими технологиями, опытом. Не случайно Судан называют воротами в Африку.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь