Домой Мнение Дом Милосердия: взгляд изнутри

Дом Милосердия: взгляд изнутри

57
0

Дом Милосердия: взгляд изнутри

Корреспондент UzNews.uz побывал в доме милосердия "Саховат" и рассказал о жизни его обитателей и их проблемах.

Дом Милосердия: взгляд изнутри

Фото: UzNews.uz

Санобар было 14 лет, когда ее родители погибли в автокатастрофе. Девочка осталась сиротой. Вырастила ее мамина подруга. А когда Санобар исполнилось 23 года, ее насильно выдали замуж. Своего мужа она впервые увидела на свадьбе…

Мы встретились с ней в доме милосердия «Саховат», что в Ахангаране.  Передо мной сидела женщина в инвалидной коляске. Ей всего 52 года, но судьба сложилась так – ни детей, ни счастья в браке, ни собственного жилья, а ощущение дома и какого-то подобия семьи сложилось только здесь. Во всяком случае, она искренне привязалась к ухаживающей за ней медсестре Чамангуль Зиёдовой. Она даже называет ее дочкой, а детей Чамангуль своими внуками.

К истории Санобар Каримовой и других обитателей дома милосердия мы ещё вернемся. А сейчас перейдем к самому учреждению. Оно находится в городе Ахангаране по адресу ул. Шифокорлар 92, внутри махалли. За длинным забором – двухэтажное желтое здание, местами обшарпанное, но в целом приличное. Из каждого окна торчат телевизионные кабели, вытяжки в форточках. Под окнами – садики с цветами.

Попал я сюда не без трудностей – мешал карантин. «Вы же понимаете, что я отвечаю за безопасность и здоровье жителей дома, — сказал при встрече директор учреждения Кахрамон Уразов. — У нас, к счастью, пока никто не заболел».

Так что и мне пришлось принять все меры предосторожности, включая маски и разговор на расстоянии. Территория дома – 2,7 гектара. То есть прогуляться здесь есть где. В четырех отделениях проживает 161 опекаемый: 42 женщины, 119 мужчин. Дом же рассчитан на 250 мест. То есть могут принять еще почти 90 человек…

Большинство здешних пенсионеров – одинокие. А если и есть у кого-то родственники, то они не очень-то интересуются их жизнью в пансионате. Многие родные подопечных уехали за границу навсегда. И когда руководство Дома сообщает им, что их папа или мама скончались, и просят приехать на похороны, чаще всего в ответ слышат: «сами как-нибудь похороните».

Но, вернемся к живым. Средний возраст опекаемых – 75 лет. В такие годы им нужен индивидуальный уход и лечение. Почти у всех есть хронические заболевания. Каждое утро врачи делают обход по отделениям. Измеряют пациентам температуру, давление, выдают лекарства. Есть те, кто капризничает, не хочет принимать препараты, а есть и такие, кто вопреки норме может выпить и сверх нее. Медработники поэтому выдают таблетки строго по расписанию и в нужной дозировке. В четырех отделениях работают десять врачей. Двое местных, остальные специалисты приходят из ближайших больниц.

Пару слов о медработниках. Это самые ответственные и загруженные специалисты дома милосердия. Именно они продлевают жизнь старикам. Мы поговорили с медсестрой Садокат Султанбаевой:

— Работаю здесь с 2008 года. Из-за карантина трудимся сутки через двое, чтобы меньше контактировать с людьми за пределами интерната. Мало кто выдерживает такие нагрузки. Новые врачи приходят, поработают пару месяцев и увольняются. Большинство – из-за низкой зарплаты…

Зарплата медсестер чуть больше миллиона сумов за полную ставку. Многие увольняются, потому что нет материальной мотивации. Но зато те, кто задерживаются, – работают, как говорится, не за страх, а за совесть. Их мотивируют не деньги, а добро. Здесь помощь людям для многих – образ жизни.  Про опекаемых Садокат сказала: «Мы с ними стали родными, как одна большая семья…Они нам могут пожаловаться, секретами поделиться». 

Питание здесь пятиразовое. Пошли на кухню, заглянули в меню и в кастрюли. Сегодня готовили фаршированные перцы, борщ, компот. Стараются употреблять все полезное: крупы, каши, овощи, мясо, молочные продукты.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  «Зачем вам газ? Вам недолго осталось...»

Дом Милосердия: взгляд изнутри

Дом Милосердия: взгляд изнутри

Дома-интернаты «Саховат» содержатся за счет госбюджета. Если человек всю жизнь проработал без трудовой книжки, и не имеет пенсии, то он полностью на государственном обеспечении. Если же человек имеет пенсию, то попав в дом милосердия, он получает только десять процентов её. Остальные деньги остаются в государственном бюджете. В среднем ежедневный расход на одного человека – 20,360 сумов.

Дом Милосердия: взгляд изнутри

Однако эти цифры были бы бессмысленными, если бы они не способствовали облегчению жизни здешних обитателей. И потому стоит, наверное, подробнее рассказать о них.

Вернемся к истории Санобар Каримовой. Дом, доставшийся от родителей, забрала подруга матери, вырастившая Санобар: «за все то, что я для тебя сделала». Брак оказался неудачным, но удивительно долгим – 25 лет. Все эти годы Санобар терпела побои мужа. Да и работа была не из легких – на стройке. Детей у Санобар не было, собиралась взять ребенка из детского дома, но супруг отказывался: «Это все равно будет чужой ребенок»…Позже у нее случился микроинсульт, полиартрит, от тяжелого труда образовались грыжи. Уйдя от мужа, некоторое время жила в семье, где работала няней. Потом приютила подруга. Но болезнь прогрессировала, и Санобар уже не могла работать. Так и пришла мысль пойти в дом милосердия.

Хасан Мамадалиев живет в доме милосердия девять лет. Ему 62 года. По образованию бухгалтер. У него были жена, двое детей. А в 42 года Хасан-ака попал в аварию…парализовало ноги, руки. «И я решил никого не мучить, и ушел из семьи – в дом милосердия».  Позже руки каким-то чудом к нему вернулись – он стал их чувствовать. Повезло ему и на встречу с новой подругой, с которой они познакомились здесь. С Еленой Ломакиной они уже пять лет в браке, им выделили одну комнату. С тех пор Хасан-ака стал чаще улыбаться, он увлекается нардами, шахматами, участвует в гонках на колясках. И научился с юмором относиться к собственным проблемам.

 

Хамид Газизов ветеран этого дома милосердия. Он здесь уже 17 лет. В декабре ему будет 57 лет. Когда-то работал на железной дороге, пломбировал вагоны. В 32 года случилась трагедия – он попал под поезд, лишился обеих ног.  У него довольно старая коляска, на сидении в углу самокрутки, баночка для пепла. Хамид-ака не особо любит о себе рассказывать, чаще отвечает односложно «да» или «нет». Ему бы современные протезы, и он бы еще походил на своих двоих. Но пока вынужден обходиться допотопной коляской – такой же, как и у других здешних жителей-«колясочников». На них все нет и нет денег. Думается, это назревшая проблема, решить которую без помощи местных властей не удастся.

Надо сказать, что у Ахангаранского дома милосердия нет ни одного крупного спонсора. А ведь это то учреждение, где находят приют самые обездоленные. В том числе и бывшие заключенные – да, здесь есть и такие люди, и из числа бывших бомжей. Государство обеспечивает им определенную поддержку, но средств не хватает. И это тот случай, когда любителям поговорить о милосердии вообще можно было бы конкретно, по-деловому проявить себя. Было бы здорово, если бы нашлись неравнодушные люди со средствами, которые помогли бы новыми колясками, лекарствами, медицинским оборудованием…

                                                                                             Константин Башлаев

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь