Домой Мнение АЭС в Узбекистане: конкуренция или партнерство?

АЭС в Узбекистане: конкуренция или партнерство?

40
0

АЭС в Узбекистане: конкуренция или партнерство?

Проблема нехватки электроэнергии в Центральной Азии становится все серьезнее. Из года в год страны увеличивают ее потребление, но что делается для удовлетворения растущих потребностей? На сегодняшний день большая часть всего энергетического потока в регионе производится на старых тепловых станциях. Однако примерно через 25 лет уголь и газ будут в дефиците, а об альтернативном источнике задумываются лишь немногие правительства. В Таджикистане, конечно, этот вопрос давно на повестке дня, а теперь и наш сосед Узбекистан активно включился в его разработку. Главное отличие – вместо энергии воды РУ будет использовать энергию атома.

Зачем Узбекистану АЭС?

В этом году производство электроэнергии на Рогунской ГЭС увеличилось в три раза по сравнению с предыдущим годом. Так, с января по июнь станция производила 595 миллионов КВт/ч электроэнергии, что на 385 миллионов больше по сравнению с аналогичным периодом 2019-го.

Но это лишь начало. Пока на станции работают только два гидроагрегата. Всего к 2033 году на ней установят шесть агрегатов общей мощностью 3600 МВт. Ни одно государство в ЦАР, кроме Таджикистана, не может позволить себе построить что-то подобное: Рогунская ГЭС станет крупнейшей в Центральной Азии.

В Узбекистане о таком даже не мечтают. Даже если бы там хотели сделать что-либо подобное, возможности для этого просто отсутствуют: в РУ нет больших водохранилищ. Гидроэнергетика страны основана на тающих снегах, то есть ее основной цикл приходится на весну-лето. Именно поэтому для узбеков основной источник энергии в настоящее время – это уголь и газ, которые сжигают на ТЭС.

Но у тепловых станций коэффициент полезного действия составляет 40% – то есть 60% сжигаемого топлива буквально вылетает в трубу. А это различные оксиды (азота, серы, углерода) и другие парниковые газы, разрушающие атмосферу.

Узбекистан находится на 88 месте в мировом рейтинге экологии и на пятом месте по выбросам углекислого газа. Сейчас республика и считается одним из красивейших мест на Востоке, однако смог от тепловых станций способен испортить эту живописную сказку. Такая угроза стала одной из причин, по которой в правительстве решили строить АЭС.

«Уже сейчас надо задаться вопросом, а если через 25 лет газа не будет, что будем делать дальше?», – заявил замминистра энергетики РУ Шерзод Ходжаев. Действительно, запасы сжигаемых ресурсов не бесконечны. Республике необходим источник, способный в отношении «эффективность – экологичность» заменить тепловые станции. Чтобы решить эту проблему, Узбекистан обратился за помощью к России.

Строить атомную электростанцию будет госкорпорация «Росатом», которой больше всего в мире возведено таких объектов – 34 энергоблока в двенадцати странах мира, включая те государства, что входят в НАТО. В своих проектах «Росатом» использует самые современные технологии – реакторы типа ВВЭР-1200 поколения 3+, в которых установлены активные и пассивные системы безопасности, поддерживаемые 4 уровнями защиты. Энергоблоки с такими системами живут минимум 60 лет при их активной эксплуатации. Это в два раза больше предыдущего поколения энергоблоков и в 2,4 раза больше любой ТЭЦ. Конечно, их надежность проверили эксперты МАГАТЭ.

 Преимущества перед другими источниками

В теории, узбекистанская АЭС к 2030 году будет давать 15% от всей электроэнергии в стране. К этому сроку в республике планируют увеличить на 5 ГВт совокупность потребляемой солнечной энергии и до 2 ГВт ветряной генерации, а также вдвое увеличить мощности ГЭС. В частности, подписаны соглашения по развитию ВИЭ (возобновляемых источников энергии) с компаниями из Объединенных Арабских Эмиратов, которые уже реализовали некоторые проекты в республике.

Однако в Узбекистане доля вырабатываемой энергии от «ветряков» и солнечных батарей составляет лишь 10% от общего объема, остальные девяносто приходятся на традиционные источники. Возобновляемая энергетика не способна удовлетворить все потребности страны. Чего не скажешь об атомной: запасы энергии ядерного топлива огромны, и для АЭС требуется в 70 000 раз меньше ресурсов, чем для ТЭС одинаковой мощности.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Борис Гафуров: Несмотря на все проблемы, которые сегодня существуют, не забывайте о прекрасном

АЭС практически не участвует во всемирной гонке по сжиганию угля, нефти и газа, которое ведет к изменению климата, следовательно, выделение ею углекислого газа минимально: благодаря ей выбросы в атмосферу углекислого газа снижаются до 14 миллионов тонн и оксидов азота на 36 тысяч тонн. На атомной станции использованное топливо не выбрасывается в окружающую среду, а перерабатывается после 15-20 лет хранения. Это определенно лучше, чем разрушать природу химическими выхлопами.

И конечно, так как атомная станция – объект повышенной опасности, отношение к ней соответствующее. Инженеры учли, что в Узбекистане повышенная сейсмическая активность, поэтому АЭС будет способна выдержать любое землетрясение магнитудой до 9 баллов. Отметим, что максимальная мощность подземных толчков в регионе составляет лишь 5,2 балла.

Предусмотрена и возможность предотвращения террористических атак. К слову, это одна из причин, почему анти-атомщики не желают возведения станции: боятся атаки боевиков и ядерного апокалипсиса. Однако нет причин для беспокойства: во-первых, по данным Global Terrorism Index, Узбекистан находится на 135 месте в рейтинге наиболее опасных в этом отношении стран. Во-вторых, уровень терроризма в ЦАР намного ниже европейского и даже общемирового. В тех же Франции, Индии, и Иране, входящих в «ядерный клуб», возможность теракта намного выше, но там никто не нападает на их АЭС. И в-третьих, на станции введут особый правовой режим, который повышает ее антитеррористическую защищенность.

АЭС в Узбекистане: конкуренция или партнерство?

АЭС – экономическая угроза для Таджикистана?

Стремление Ташкента самостоятельно обеспечивать страну чистой энергией похвально. Тем не менее, наращиваемый соседом потенциал дает ему шанс стать лидером на региональном энергетическом рынке, смещая Таджикистан на второе место.

Насколько реален этот сценарий? Если судить объективно, то у той же Рогунской ГЭС мощность на 1200 МВт будет больше, чем у АЭС, поэтому годовая выработка электроэнергии в Узбекистане окажется меньше. К тому же, по оценкам экспертов, Таджикистан сможет ежегодно зарабатывать примерно $50 млн за счет поставок своей электроэнергии узбекским потребителям даже после запуска АЭС.

Вырабатываемая будущей узбекской АЭС электроэнергия не сможет конкурировать на региональных рынках с таджикской электроэнергией, которая почти полностью производится на ГЭС. Себестоимость гидроэнергии намного ниже атомной. Соответственно, на рынках региона, скажем, афганском рынке, узбекская электроэнергия не сможет конкурировать с таджикской, хотя бы потому, что последнюю можно будет предложить покупателю по более низкой стоимости.

С другой стороны, наличие атомной электростанции серьезно повышает престиж государства. Узбекистан, как и весь регион в целом, станет привлекательным для иностранных инвесторов, появится больше рабочих мест (одно рабочее место на АЭС создает 10 рабочих мест в смежных отраслях), будет развиваться фундаментальная наука и образование (открытие физических университетов, таких как российский НИЯУ МИФИ). А учитывая международный опыт сооружения российских АЭС, подсчитано, что один доллар, инвестированный в атомную станцию республики, в теории принесет 1,9 доллара местным поставщикам, 4,3 доллара в ВВП страны и 1,4 доллара в бюджет в виде налоговых поступлений.

Но этот аргумент, скорее, «за» возведение станции, а не против него. Таджикистану необходимо сотрудничать со своим главным среднеазиатским партнером в энергетическом бизнесе. Таким образом, установится благоприятная атмосфера для взаимных инвестиционных вложений, торговли и политического сотрудничества. А нам остается только ждать результатов строительства.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь